Архитектурные проекты Блог

Дом первого мэра Бишкека

В Бишкеке активисты предпринимают очередную попытку спасти исторический и культурный памятник Бишкека — дом первого выборного старосты Ильи Терентьева. Скорее всего, это попытка будет последней, поскольку очень скоро спасать будет уже нечего. Второй этаж построен из дерева. Кирпичная основа простоит чуть дольше, но тоже недолго.

«Открытая Азия онлайн» выясняла, какую ценность представляет этот дом для истории Кыргызстана, и почему его никак не удается восстановить.

Он был первым
Илья Федорович Терентьев родился в 1848-м году в городе Верном — это теперь Алматы, а потом с женой и детьми переехал в Пишпек (ныне Бишкек), который только в 1878-м году получил статус города.

Терентьев считал, и вполне справедливо, что здесь будет больше возможностей для развития его дела (теперь бы мы сказали — бизнеса).
Он разбил в Пишпеке первую хмелевую плантацию и первым в городе начал варить пиво промышленным способом. Пиво это славилось по всей Центральной Азии. Да и хмель у него был лучшим в регионе. Доказательство тому — серебряная медаль и Почетная грамота Всемирной выставки «Париж-1900», а также медали со знаменитой Нижегородской ярмарки 1896 года и Семиреченской областной 1902 года. Награды эти и сейчас можно увидеть в историческом музее Бишкека.

Впрочем, только хмельным делом бизнес Терентьева не ограничивался. Он был человеком образованным и очень много читал, что дало ему возможность открыть первые в городе читальню и книжный магазин.

Терентьев много занимался и общественной деятельностью. За это в 1895-году его избрали городским старостой упрощенного городского самоуправления, состоявшего из собрания в 15 человек. До того главы Пишпека назначались генерал-губернатором. С этого момента городские выборные власти стали играть существенную роль в жизни города.

Став главой города, Терентьев много сделал для развития Пишпека. Он способствовал строительству первой больницы, первой аптеки, а также организовал общество мелкого кредитования, что можно назвать зарождением банковской системы в Кыргызстане.

Именно он провел первую перепись населения. В 1897 году пишпекчан было 6615 человек. Илья Федорович содействовал появлению в Пишпеке синематографа и театра. При нем стали выравнивать улицы, закладывалась основа Карагачевой рощи, Дубового парка (они украшают город и теперь) и Бульварной аллеи (ее часть — современный бульвар Эркиндик).

Скончался Терентьев в мае 1914 года, когда ему было 67 лет. На городском кладбище, где впоследствии был выстроен кинотеатр «Иссык-Куль», для памятника на его могилу в Санкт-Петербурге отлили четыре чугунные пушки. Те самые, которые сейчас установлены на памятнике погибшим красноармейцам в Дубовом парке.

Дом, который построил Терентьев
В те годы специальных административных зданий не строили. Город арендовал дома у зажиточных горожан, которые не только содержали помещение, но и занимали в администрации высокие посты. Городское управление, например, размещалось в доме Терентьева.

Этот дом был отреставрирован еще в советские времена, и сейчас здесь располагается Союз писателей Кыргызстана.


Кроме того, за пределами Пишпека у Терентьева была дача.

Первый этаж дачи Терентьева был построен из кирпича, а второй сделан из дерева, с просторной верандой — специально для жарких южных вечеров. На верхнем этаже жила дочь Терентьева и туда вела отдельная лестница.

«Даже если не брать в расчет личность хозяина этого дома, то все равно здание представляет огромную историческую ценность, — говорит архитектор Владимир Фохт. — Именно это и называется «колониальная русская архитектура», поскольку в самой России такие здания не строили. В Бишкеке осталось всего несколько домов, про которые можно сказать, что они построены в колониальном стиле. Кроме того, здесь использованы разные материалы, разные архитектурные приемы. Такое здание просто необходимо сохранить».

Все лучшее — детям
После революции 1917 года здание экспроприировали в пользу молодого советского государства. Что находилось в доме Терентьева в те годы, история умалчивает. А в 1936 году в жизнь вошел лозунг «Все лучшее — детям». По всей стране начали открываться дворцы и дома пионеров.

Во Фрунзе (так с 1926 года стал называться Пишпек) дома пионеров первоначально открывались при школах. Специальное здание начали строить в 1939-м году — возле дома Терентьева. Частью дворца пионеров стал и роскошный сад, разбитый Ильей Федоровичем, к тому времени превратившийся в прекрасный парк.

«В моем детстве — а это были 50-е годы прошлого века — в доме Терентьева размещались краеведческий и туристический кружки Дворца пионеров, — вспоминает Владимир Фохт. — Там была великолепная коллекция, собранная прекрасным педагогом, энтузиастом, патриотом Черкасовым. Мальчишкой я очень любил бегать в этот дом».

После распада Союза детей выгнали из их дворцов. А дача Терентьева перешла на баланс Министерства культуры. Как и любой дом, без жильцов он начал быстро стареть и разрушаться.

Благие намерения
В 2010-м году прозвучали первые призывы восстановить дом Терентьева и сделать его музеем. И уже в январе 2011 эскиз реконструкции комплекса (в который входили Дворец пионеров, парк и дом Ильи Федоровича) был представлен на заседании градостроительного совета Бишкека. Чтобы оживить территорию, предлагалось даже создать искусственную речку.

В 2013-м году депутаты Парламента вновь с тревогой отметили, что дом первого старосты превращается в руины. И вновь мэрия заверила общественность, что реставрационные работы начнутся со дня на день.

«Несмотря на то, что памятник находится на балансе Министерства культуры, информационной политики и туризма, ответственность за восстановление загородного дома Терентьева возьмет на себя мэрия, — сказал Иса Омуркулов, который в 2013-м году был мэром. — Все-таки Терентьев был городским старостой, одним из первых мэров нашей столицы. Будет непростительно, если мы этот дом оставим в том виде, в котором он находится сейчас. Я прилагаю все усилия, чтобы этот дом восстановить и вернуть ему первозданный облик».


В основании дома была даже заложена капсула, призванная стать точкой отсчета в реставрационных работах.

В 2015-м году Аскар Салымбеков, президент ассоциации «Дордой», выступил с инициативой восстановить дом старосты Ильи Терентьева. Был проведен субботник, высажены новые деревья… И снова тишина.

«Мы не можем начать работы, потому что нет содействия со стороны «Кыргызреставрации» Минкультуры КР. Мы перечислили на их счет 500 тысяч сомов на технико-экономическое обоснование еще в 2015-м году. И вот уже больше года ждем документов. Мы провели субботник, очистили территорию, выгнали сомнительных личностей, которые превратили дом Терентьева в наркопритон и туалет. Такое впечатление, что этот дом только нам нужен», — прокомментировал ситуацию представитель ассоциации «Дордой».

«Во-первых, «Дордой» перечислил нам не 500 тысяч, а 400 тысяч сомов (почти $5800), — сказал директор Научно-исследовательского проектного института «Кыргызреставрация» Джумамедель Иманкулов. — На эти деньги мы выполнили часть работ. Теперь ждем следующего транша, потому что затраты на полное ТЭО составят 700 тысяч сомов, о чем в ассоциации «Дордой» знают. Только окончательное ТЭО может быть утверждено Минкультуры, мы не можем отдать неоконченную работу. «Дордой» только обещает восстановить памятник, а вместо этого изуродовал территорию».

Пока спонсоры и чиновники выясняют, кто должен восстанавливать памятник архитектуры, от некогда цветущего парка, где росли редкие деревья, остались только пни. Дом Терентьева почти разрушен. Серьезная реставрация требуется и бывшему Дворцу пионеров, в котором сейчас расположен кукольный театр.

«Я даже не буду комментировать, подлежит ли дом Терентьева восстановлению, — сказал архитектор Владимир Фохт. — Но каждый раз, когда я проезжаю мимо, у меня сжимается сердце от того, во что превратился памятник архитектуры и истории, который был свидетелем становления нашего города».

Комментария